архив
          подписка реклама контакты English

Мировой опыт. Продуктовые стандарты EC

Вкривь и вкось

! (в открытом доступе статья публикуется в сокращенном варианте)

Даже самые лучшие начинания можно довести до абсурда. О том, что хорошего должно быть в меру, люди знают со времен сотворения мира и, тем не менее, очень и очень многие из них на протяжении тысячелетий продолжают игнорировать эту истину. К их числу, пожалуй, следует отнести и самых передовых чиновников на нашей планете — комиссаров ЕС.

История болезни

Начавшееся еще в 1960 году создание общеевропейского рынка продовольственных товаров, до середины 80-х годов осуществлялось преимущественно путем приведения в соответствие правовых норм государств-участников с общими требованиями основополагающего Договора ЕС. При этом долгие годы не подчеркивались принципиальные отличия между интернациональными товарами (например, добавками и красителями) и национальными определениями о составе отдельных пищевых продуктов («Положение о рецептуре»), поскольку в обеих сферах должны были быть созданы общеевропейские правовые документы. Однако изначально успех в создании единого правового поля был весьма невелик. Продуктовые стандарты ЕС Прежде всего, это объяснялось возрастающим недовольством в отношении законодательства ЕС о рецептуре производства пищевых продуктов, которое создало угрозу существования национальных отличий в этой сфере и соответственно традиционных продуктах питания. В немалой степени этому также способствовало «принуждение к единогласию» согласно ст. 100 Договора ЕС. С начала 80-х годов наступил застой в деятельности Комиссии ЕС, занимавшейся практической реализацией этой статьи.

Однако своим совместным документом — «Белой книгой создания внутреннего рынка», опубликованным в июне 1985 года, а также специальным сообщением «Создание внутреннего рынка: правовые документы сообщества о производстве и реализации продуктов питания» странам ЕС удалось сдвинуть дело с «мертвой точки». В 1985 году Комиссия ЕС положила начало созданию единообразного рынка ЕС в области продажи продуктов питания и распространила конкретные предложения с подробным календарным планом их выполнения. Сообщение о правовых документах Комиссии относительно производства и реализации продуктов питания составило в последующие годы законодательно-политическую базу в этой области деятельности ЕС.

Новые документы были нацелены на «...сочетание принципов взаимного признания национальных государственных правил и норм, основывающихся на статьях 30-36 Договора ЕС, и новой основы для гармонизации законоположений». Они содержали концептуальное различие между областями, которые требуют обязательного совместного урегулирования, и областями, в которых можно отказаться от него. Там, где отсутствовали всеобщие правовые положения или от них можно было совсем отказаться, в основном, должен был использоваться принцип взаимного признания. В соответствии с этим принципом любой продукт, произведенный согласно правовым нормам в каком-либо государстве-члене Европейского сообщества и принятый в торговый оборот, может употребляться в торговом обороте в любой другой стране-участнице, необходим только учет препятствующих этому законоположений отдельных государств, которые и надо принимать для удовлетворения важных требований (например, осуществления добросовестных партнерских отношений в области торговли, защиты прав потребителей).

Главным последствием осуществления принципа взаимного признания стал отказ создавать в рамках Европейского сообщества правовые положения вертикального характера, содержащие специфические требования к составу продовольственных товаров. В основе отказа лежала мысль о том, что «при соответствующей информированности покупателя о виде и составе изделия нет необходимости в установлении подобных критериев, если только это требуется с точки зрения охраны здоровья». С политической точки зрения отказ от «Законодательства о рецептуре продовольственных товаров» основывался на том, что:

  • нежелательно надевать оковы на «кулинарные богатства Европы»;
  • на пути нововведений стоят жесткие законодательные положения относительно состава продовольственных товаров;
  • вкус и предпочтения потребителей не должны законодательно регулироваться.

    Вместо создания унифицированных «европродуктов» общий рынок Европейского сообщества должен был быть открыт навстречу национальным изделиям. Замена вертикального соответствия состава продовольственных товаров принципом взаимного признания требовала «весьма ярко выраженной и четкой системы этикетирования, создания внешнего вида и упаковки, рекламы в форме необходимых законоположений для защиты производителя от недобросовестной конкуренции и потребителя от обмана». Этой цели должно было служить право на точное обозначение продовольственных товаров.

    И все было бы хорошо, если бы чуть позднее не были приняты нескольких новых европейских правовых документов, а именно положения о:

  • получении единой марки (товарного знака) Европейского союза,
  • защите географических данных о происхождении товара,
  • защите особых, специфических товаров.

    Новые правовые документы содержали в качестве постулата требование, чтобы правовые нормы ЕС на производство и реализацию продуктов питания ограничивались установками, «учитывающими защиту общих важнейших интересов сообщества», а именно:

  • защиту здоровья общества,
  • потребность потребителей в информации и ее защите в вопросах, не носящих санитарно-гигиенического характера,
  • наличие добросовестной конкуренции,
  • необходимость административного контроля.

    Вот тут-то все и началось. Казалось бы, вполне обоснованные и невинные требования, а каким сногсшибательным получился «эффект». Особенно от заботы о здоровье граждан.

    Благие намерения

    После принятия новых документов брюссельская комиссия ЕС устремилась защищать граждан Европы от всех мыслимых и немыслимых болезней и опасностей. В результате строгие ограничения на продажу коснулись 36 видов фруктов и овощей. Первым овощем, попавшим под опеку еврократов, стал огурец. Согласно директиве, вышедшей в 1988 году, кривизна огурцов первого сорта не должна была превышать 10 мм на 10 см длины, а огурцов второго сорта — 20 мм на 10 см соответственно. Впоследствии в строгие рамки загнали и прочие дары природы.

    В брюссельских кабинетах озаботились даже тем, что «лук-шалот и лук-порей первого сорта должны иметь зеленовато-белую окраску, по меньшей мере, половины луковицы или половины стрелы соответственно», а форма и окраска бобовых, цветной капусты, дынь и огурцов и вовсе описаны несколькими десятками пунктов в соответствующей инструкции.

    Необходимость установления всех этих правил чиновники Брюсселя объясняли, во-первых, заботой о здоровье, а также благом требовательных покупателей, чей взор якобы смущали некондиционные капуста, картошка, свекла и т. д., во-вторых, подогнанные под один стандарт овощи и фрукты действительно проще и дешевле упаковывать и перевозить.

    При этом доблестные еврократы ни на миг не остановились на достигнутом и продолжили выполнение своей «святой миссии». И речь идет не только о продуктах питания, а вообще обо всем, что только можно зарегулировать. Любимым евростандартом у автора этих строк является норматив, изложенный в «программе по снижению вибраций», действующей в отношении предприятий, использующих отбойные молотки. Этот особый регламент указывает допустимые уровни «колебаний верхних и нижних конечностей, а также всего тела».

    Контролеры ЕС в круглосуточном режиме пытаются охватить инструкциями последние уголки европейского бытового пространства: от Северного моря до Средиземного, от Атлантики до Прибалтики. Они пытаются регламентировать и содержание дисперсной пыли, и нормы шумопоглощения, и меры защиты почвенного слоя от разрушения, и рабочих от солнечных лучей, особо оговаривая защиту некурящих. Все это абсолютная правда. В самом разгаре консультации по поводу «Зеленой книги» для «некурящей Европы». Недавно жители немецкого Гессена выступили против планов специалистов ЕС, пытающихся официально заставить их разбавлять яблочное вино. Пока им удалось отбиться. Надолго ли?

    При этом председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу и 26 его комиссаров руководствуются исключительно благими намерениями. Они не хотят, чтобы их считали махровыми бюрократами и выступают в роли ангелов-хранителей всех сограждан и особо пекутся о детях и стариках: они хотят быть гарантами жизни, в которой не было бы места опасностям и угрозам. ЕС должен убедить 500 млн потребителей в Европе, что он заботится о них, говорится в новом «Стратегическом документе о защите потребителей», автор которого — Европейская комиссия. При этом многие из директив ЕС получаются просто гротескными, некоторые бессмысленными, хотя рациональное зерно во многих и просматривается...


    Полностью статью Вы можете прочитать в журнале

  •